Обозреватель журнала Wine Advocate и винный критик Нил Мартин продегустировал более 1400 аргентинских вин и опубликовал отчет в октябрьском номере авторитетного винного журнала.

Список меток: мальбек (58), Мендоса (46), вина (34), дегустация (27), новости (23), виноделы (22), статьи (22), винный тур (17), Achaval Ferrer (16), Catena Zapata (13), все.

 Перевод статьи Нила Мартина. Источник: www.erobertparker.com

В октябрьском номере престижного журнала "Wine Advocate" винного критика Роберта Паркера предоставляется подробный отчет об Аргентине.

Нил Мартин, журналист, специализирующийся на винах региона, оценил четыре вина, представленных Trivento, в более чем 90 баллов за каждое. Для подготовки статьи он продегустировал 943 вина 187 различных виноделен.

Немного истории

Старый или новый свет? Для удобства я рассматриваю винодельческую культуру Аргентины как новую, учитывая, что на мировой рынок эта страна пришла всего два десятилетия назад. Правда, нельзя упускать из внимания, что историческое наследие этой страны уходит корнями в 16 век, когда испанцы впервые начали выращивать на этих землях виноград. Интерес к культивации винограда возрос в 19 веке, когда большая волна иммиграции из Испании и Италии хлынула в Аргентину, и переселенцы из Европы буквально в своих жилах привезли в эту латиноамериканскую страну любовь к вину и его производству.

Многие из тех, кто начал производить вино в те годы, так и не создали серьезные бизнес: вино делалось для семьи и друзей.  В то же время группа виноделов из  Ля Риохи организовала производство в Мендосе и стала продавать свое вино в Буэнос-Айрес, используя построенную в 1882 году железную дорогу. Сорта винограда были привезены в основном их Франции (намного меньше сортов привозилось из Италии или Испании). Многие предсказывали бы великое будущее таким сортам как Темпранильо или Санджовезе, которым могли бы отдать предпочтение итальянцы и испанцы, заселившие эти земли. Но в настоящий момент эти сорта составляют всего 15% от общего количества красного винограда, выращиваемого в Аргентине. Винить в такой ситуации можно исключительно одного человека - француза Аиме Пуже, который в 1853 году создал питомник Quinta Nacional, в который завез первые саженцы французских сортов: каберне совиньон, мерло и, конечно же, мальбека. К концу 1930 года почти 60% от всех виноградных посадок в Мендосе составлял один сорт - мальбек.

В отличии от соседней Чили, аргентинские виноделы были щедро награждены интересом местных жителей к вину: его употребление было (и остается) важной частью повседневной  культуры многих аргентинцев. Согласно данным исследований, пик народной любви к вину пришелся на 1960-70 гг., когда уровень потребления вина достиг 92 литров на человека! Кто тогда  думал об экспорте? В те времена Аргентина была пятым по величине производителем и занимала шестое место по уровню потребления вина. Но смена политического режима и приход к власти военного правительства резко снизил рост экономики и буквально перекрыл связь Аргентины с внешним миром. Даже железная дорога пришла в упадок. Поддерживать приличный уровень качества производимого вина могли только две винодельни: Norton в Мендосе и Etchart  в провинции Сальта.

К началу 80х годов индустрия состояла из нескольких крупных компаний, таких как Rutini (сейчас компания носит название La Rural), Trapiche и Luigi Bosca между прочих, к слову, все они продолжают процветать и по сей день.

Качеству тогда редко кто уделял должное внимание, но и этой традиции скоро пришел конец. Nicol?s Catena (Николас Катена), аргентинский эрудит, винодел в третьем поколении, доктор экономических наук, нашел вдохновение за пределами своей страны, в Калифорнии. Он радикально изменил философию производства разливного вина, используя мощности бодеги  Esmeralda: его мечтой стало производства вина, заслуживающего более серьезные комплименты, чем простое «можно пить». Он хотел вывести аргентинские вина на мировой рынок и завоевать признание.  Катена был не единственным амбициозным виноделом. Ra?l de la Mota (Рауль де ля Мота) произвел важные реформы на винодельнях Weinert, Flichman и Canale, и его до сих пор справедливо называют «игроком, который изменил ход игры» на рынке виноделия в Аргентине.

В конце 80х начале 90х стали появляться и другие важные игроки, которые поддержали революцию в винодельческой индустрии Аргентины, среди них: Хосе Зуккарди (Jos? Zuccardi) и винодел из Калифорнии Пол Хоббс (Paul Hobbs). В 90х годах до Европы наконец-то дошел слух о возросшем качестве вин из Аргентины, и больше всего всех интересовал мальбек.

Неудивительно, что основной расцвет аргентинского виноделия пришелся на то время, когда аргентинский песо был приравнен к доллару США. Это придало аргентинским винам особую экспортную  и инвестиционную привлекательность.  

В 1999 году состоялась презентация проекта Мишеля Ролана Clos de Los Siete. Впервые заговорили о небольших районах Мендосы - долине Уко и Альтамире, появились первые упоминания об удивительном пино-нуар из Патагонии , об искрометном торронтесе из Сальты.  Революция набирала обороты.  Винные критики в Лондоне стали уделять больше внимания и места в своих статьях аргентинским винам, но настоящую славу аргентинским виноделам принесла искренняя любовь к их винам в США.

clos

Вот несколько цифр для примера: в 2011 году на США приходилось 36% экспорта вин из Аргентины. В то время как в Великобританию ввозилось всего 6,8%. В соотношении с 2010 годом показатель экспортного объема вырос на 1,9% и в денежном эквиваленте составил 250 млн. долларов США. По сравнению с показателями десятилетней давности эта цифра кажется астрономической. Также стоит отметить, что цена за ящик возросла на 9,3%. Рост объемов экспорта соотносим с 14% роста в показателях продаж. Это явно говорит о том, что американцы готовы платить больше за лучшее качество.

География

Последние исследования показывают, что почти 70% аргентинского вина производятся в пределах провинции Мендоса - территории, большей по величине, чем Бордо, Долина Напа и Бургундия вместе взятые. Эти показатели оказывают существенное влияние на позиции таких  винодельческих регионов страны, как Сальта (на севере) и Патагония (на юге). Это, отчасти, связано с историей, отчасти, с качеством производимых в этих регионах вин.

Для этого отчета были продегустрированы вина именно из региона Мендоса с упоминанием подрегионов. В последующих работах было бы более правильно распределить вина в соответствие с наименованиями субрегинов произрастания, на манер Бордо.

Секрет успеха Аргентинских вин  - высота местности, где высажены виноградники. И действительно: более качественные вина создаются из винограда, выращенного на высоте 900 и более метров над уровнем моря.

Ниже приведены наиболее важные районы в Мендосе:

Maip?  - Майпу (13,900 га.) – районы Lunlunta и Barrancas– 850-900 м.

Luj?n de Cuyo - Лухан де Куйо  (13,470 га.) – Vistalba, Las Compuertas, Perdriel, Agrelo и  Ugarteche, в почвах Agrelo содержится больше глины – 920-1,100 м.

Tupungato – Uco Valley - Тупунгато  в долине Уко (8.995 га.) – Villa Bast?as, Gualtallary (в почве встречаются мел и известковые породы), Cord?n del Plata – встречаются супеси, но в почвах  Gualtallary не содержится глина – 900-1,500 м.

Tunuy?n - Uco Valley  - Тунуян в долне Уко (7,250 га.) – Los Arboles, Colonia las Rosas и Vista Flores (в почве встречается мел, в более глубоких породах - известняк) – 900-1,300 м.

San Carlos – Uco Valley - Сан-Карлос в долине Уко (7,250 га.) – La Consulta, Altamira (мел и известняк), Eugenio Bustos и  El Cepillo – 950-1,150 м.

Регионы Сальта, Ля Риоха и Патагония будут описаны в последующих отчетах.

Обзор винтажей

2010 – Этот год был отмечен небольшими заморозками, которые повлияли на качество урожая мальбека. В январе столбик термометра поднимался выше обычного, правда, в марте жара спала…И начались ураганы, особенно сильный прошел 19 марта, когда в Тупунгато выпало более 110 мм осадков. Сахар в виноградинах накапливался с небольшим опозданием, особенно в период, когда лозы прекратили свой рост. Это понизило уровень алкоголя (по сравнению с 2009 годом). Красный виноград в Мендосе собирали на две недели позже обычного. А в провинции Неокен задержка была еще более ощутимой.  

2011 – 9 ноября в Мендосе прятались от сильного сухого и горячего ветра, который тут называют «Зонда». Лето было сухим и прохладным, что привело к замедлению роста виноградных лоз, даже несмотря на солнечный апрель. Урожайность в этом году была выше среднего, но из-за естественного понижения ее потенциала, этот год принес меньше возможностей виноделам, которые используют метод green harvesting (промышленное сокращение урожайности лоз, «зеленый сбор»). Вина  этого года характеризуются яркими цветочными ароматами, выраженной танинностью, и  кислотность определяется средним и высоким уровнем pH.  Белые вина этого года потрясающи и отличаются интенсивностью вкуса, особенно вина из совиньон блана, травянистые ароматы которых проявились в 2011 году с особой яркостью.

2012 –Первые побеги появились вместе с последними сентябрьскими заморозками. В ноябре снова проявился горячий и сильный «Зонда», за которым последовали дожди. Такая погода прервала процесс цветения и серьезно повлияла на урожайность этого года, особенно это коснулось мальбека.

В декабре было отмечено существенного понижение температуры, но в  январе и феврале температура стабилизировалась.  

Предсказание о раннем сборе урожая не сбылось, и сборщики винограда появились в виноградниках  в апреле (месяц был прохладным и сухим). Урожай оказался чуть менее богатым (приблизительно на 22% меньше, чем в 2011 году). В Мендосе собрали меньше мальбека, сира и бонарды. Из небольшого урожая получились вина с более выраженным темным, насыщенным цветом, немного более танинные, чем обычно. Белый виноград получился ароматным, с хорошей кислотностью.

Терруары - перестарались?

 Аргентинские виноделы все больше внимания уделяют понятию «терруар». Каждый старается отметить особенную выразительность почвы, на которой произрастают виноградники, найти следы древнего ледника, который особым способом обогатил местную землю. Но потребитель не будет разбираться, чем один отрезок земли отличается от другого, если вино покажется ему несбалансированным, невыдержанным, с повышенным содержанием алкоголя и тусклым ароматом.

Без сомнения, Аргентина богата разнообразными почвами, но есть ряд нюансов, которые не позволяют в полной мере выразить понятие терруара  в бокале. Чилийский винодел Педро Парра работает по обе стороны Анд, и у него есть свое мнение на этот счет:

 «На мой взгляд, в Мендосе сейчас в большей степени играет роль человеческий фактор,  недели терруарный.  Многие виноделы здесь собирают виноград позже обычного, намного позже, чем нужно, из-за чего получаются несбалансированные вина. Но что мне кажется негармоничным, другим покажется нормальным.  Здесь сложно судить. Другая проблема - это ирригация в этой местности. В Мендосе ты делаешь с водой, что можешь, а не что хочешь».

Я в большей степени соглашусь с этим мнением и лишь добавлю, что переход к терруарности - это больше философский, чем практический подход, и аргентинские виноделы в этой области делают, что хотят, а не что могут. Ведь терруарность проявляется в винах с небольшим содержанием алкоголя. Если при прочих равных вы хотите сравнить урожаи с разных виноградников, то содержание алкоголя нужно опускать до среднего уровня. Я приветствую работу с терруарностью, но для того, чтобы выразить ее в бокале, нужно тщательнее работать с уровнем содержания сахара в винограде.

И нравится вам это или нет, но для создания вин высокого качества, вмешательство человека неизбежно: касается ли это процессов полива или регулирования уровня кислотности.

Если в результате виноделы хотят получить вина, которые работают со всеми рецепторами и получают одобрение у публики, то в этом случае им нужно балансировать свое вино, работать со всеми его показателями. И в Аргентине уже есть несколько отличных примеров таких вин, достойных не только подражания, но и изучения.

Вопрос о важности ирригации и ее влиянии на виноградник я задал Марсело Пеллеритти (Marcelo Pelleritti) - виноделу бодег Lindaflor и Motneviejo . Вот его мнение:

«Я твердо верю в необходимость работы с урожайностью виноградников. Ирригация в этом случае лучший помощник, влияющий на проявление терруарности в вине. Что касается регулирования кислотности, то здесь я, скорее, противник такого вмешательства. Но нам всегда приходится иметь в виду цены, по которым мы продаем наши вина. Для производства простых вин мы всегда ищем более стандартизированный подход. Что касается премиальных вин, я соглашусь, что чрезмерный уровень кислотности должен быть сбалансирован и, более того, для достижения наивысшей элегантности вина, нужно работать с характеристиками терруара и минеральности».

Педро Парра в свою очередь замечает: «Корректировать вина - это нормальный процесс для виноделия во всем мире. Но то, как мы их корректируем, имеет большее значение. Корректировать придется меньше, когда мы научимся работать с терруарностью.  Добавление винной кислоты в вина Нового света и шаптализация в Старом - обычное дело. Хорошая почва сама по себе рождает сбалансированный виноград.  Но вот мест, где можно найти такие почвы, не так уже много.  Мне не нравятся подслащенные вина, и я не люблю добавлять винную кислоту, по крайней мере, не в больших количествах. Натуральное виноделие - такой стиль мне больше по душе. И  все больше и больше виноделов склоняются к такому подходу. Виноделы любят следовать чьему-то примеру. И как раз в Чили и в Аргентине есть лидеры, которые могут повести за собой многих. Их мало, но зато они очень активные».

 

Мешать или не мешать, вот  в чем вопрос

Стоит ли аргентинским виноделам складывать все яйца в одну корзину и делать ставки только на один сорт винограда - мальбек, который вывел их в лидеры? Исследования показывают, что некоторые  винные дома начинают работать с разнообразными сортами винограда, уделяя все больше внимания блендам. Согласно данным Wines of Argentina, в 2011 году процент красных вин, произведенных из одного сорта винограда, составил  62.6% рынка. Сравните это с  10.7% вин, созданных на основе смешивания двух сортов, и вы поймете уровень доминирования односортовых вин. Конечно, мальбек - это местный бог, из него делаются более 42%  вин, которые потом отправляются в США. Каберне совиньон едва ли составляет четверть от этого объема.

Но что будет, если непостоянный покупательский спрос изменится, и капризные потребители потеряют интерес к аргентинскому мальбеку? Такое уже случалось с немецким рислингом в 80х, с австралийскими винами в 90х,  совсем недавно от падения спроса страдал новозеландский совиньон блан. Если ли закономерность в этих событиях или нет, но если ваш следующий урожай не будет нужен никому из прежних покупателей, что тогда придется делать?

Мы все знаем, что из аргентинского мальбека получаются прекрасные, вкусные, фруктовые, насыщенные ароматом и цветом вина. Но рынок переполнен прекрасными винами из всех уголков света. Конкуренция растет с каждым днем, а потребитель становится все более разборчивым и образованным.

Я не раз говорил, что мальбек - это прекрасный сорт, и на его базе можно делать не только премиальные моносортовые вина, но и более экономичные вина для супермаркетов.

Многие надеются, что более урожайная бонарда в скором времени займет место мальбека на рынке.

Но, послушайте, мальбек из Мендосы растет совсем не за миллионы миль от любителя прохладного климата  - шираза. И если его будут выращивать добросовестные виноделы, соблюдающие все условия, необходимые для максимального проявления качеств этого винограда, то, кто знает, может быть из мальбека будут получатся первоклассные вина, такие же интеллектуальные, как вина из северной части долины Роны (возможно, более близкие по стилю к C?te-R?tie?).

Я почти убежден, что из мальбека можно делать прекрасные вина с большим потенциалом старения (они смогут стареть в бутылке по 15-20 лет и более). И надеюсь, что какая-нибудь бутылка мальбека заставит меня проглотить мои слова через несколько лет, я даже рассчитываю на то, что это произойдет. Но факт остается фактом: вина должны ЖИТЬ, а не ВЫЖИВАТЬ. Они должны отдавать долг тем, кто заплатил за них приличную сумму и оставил храниться на пять, десять, двадцать дет.  Яркий и полный энтузиазма и огня характер молодого вина должен  быть принесен в жертву ради более глубоких и тонких ароматов и вкусов, которые появляются в старом вине. Сможет ли мальбек созреть до такого же уровня, как каберне совиньон, сира или пино нуар? Об этом мы узнаем через несколько лет. Подразумевает ли это, что аргентинские виноделы должны  лимитировать производство чистого мальбека и заняться поисками блендов из сортов, из которых получаются  вина наивысшего качества?

Я склоняюсь к ответу «да», хотя и необязательно, что это должны быть сорта винограда для бордосских вин. Я предвижу судьбу мальбека в качестве совершенной базы для вина, которое, в конечном счете,  может и превзойти многие великие вина. Если это так, то аргентинская винодельческая индустрия в настоящее время стоит у самых истоков своей истории.

За время своей поездки по Мендосе я уверился в одной мысли: мальбек отлично сочетается с другими  сортами винограда. Возьмите бонарду. Перед нами два сорта, с которыми ассоциируется Аргентина. Оба они прекрасно дополняют друг друга. Я вижу мальбек в качестве фундамента для каберне совиньона и бонарду в качестве отличного блендинг-партнера для мерло. Работа с этими сортами - огромное поле для развития индустрии. И не только для сочетания мальбек-бонарда. Сочетания мальбека и каберне совиньона также поражает воображение, и почему бы не начать эксперименты с ко-ферментированием каберне фран и сира. Этим сейчас занимаются ведущие виноделы, чаще всего с большим успехом.

Препоны на пути развития аргентинских блендов ставит государственное регулирование, заставляющее виноделов использовать в купаже 85% сорта, указанного на этикетке.

Такой подход автоматически сдерживает виноделов добавлять в смесь что-то еще. Просто-напросто они не хотят огорчать потребителей и импортеров, не хотят рисковать, меняя описание, переименовывая вина и убирая могущественное слово «мальбек» с этикетки. Здесь уже к работе должны подключаться маркетологи.  Содержание бонарды или каберне надо постепенно повышать до 20-40%, и затем, как в великих винах, совокупность сортов может потенциально превышать отдельные составляющие. И это касается не только тех вин, которые готовы к сиюминутному употреблению. Такие бленды можно делать с потенциалом для хранения, и это мнение я слышал не от одного местного винодела.

Конечно, это спорный вопрос. Желающих отложить на хранение аргентинское вино не так много. Зачем же производить вино, требующее старения? Виноделы чаще предпочитают делать стандартное, предсказуемое вино, которое они знают и которому они доверяют. Аргентинские вина пьются молодыми - зачем же мы должны отказывать потребителям в этом удовольствии?  Все так. Но если аргентинские виноделы хотят занять действительно прочные позиции на мировом рынке и завоевать признание серьезных любителей вина, которые продолжают отдавать предпочтение винам старого света, то им придется еще поработать перед тем, как коллекционеры будут обменивать ящик Premier Cru на бесподобный мальбек. Пока такого не случалось. Пока…

Подружкиневесты

Пино нуар. Говоря об этом сорте  относительно Аргентины, я скорее всего буду осторожен, и более скептичен, чем большинство, рассуждая о его потенциале. Мне бы доставило большое удовольствие сообщить вам, что как Новая Зеландия  или Южная Африка,  в Аргентине делают исключительные вина из пино-нуара.

К моему удивлению, некоторые аргентинские виноделы решились сразиться с этим самым капризных из всех сортов винограда и проиграли, так и не достигнув этого загадочного эффекта пиноте. Повторюсь, это самый сложный сорт. Посмотрите, сколько виноделов в Бургундии делают посредственные пино. В Аргентине я встретил слишком много «пустышек», лишенных этого высокого напряжении,  утонченного баланса, мощной энергии и гениальной простоты и прозрачности, присущей пино. Конечно, как и везде, в Аргентине встречаются свои исключения. Самое заметное среди них это  «2009» от семейной компании Marcelo Miras из Патагонии,  тоже самое можно сказать о винах от BressiaMariflor и Zorzal Wines.

enemigo

Бонарда - это сорт красного винограда был принят в Аргентине достаточно равнодушно, а сейчас экспортируется под звуки фанфар.

Как уже отмечалось выше, я вижу бонарду среди сортов, которые отлично гармонируют с другими в блендах, но не в качестве полноценного «солиста». Очень редко, когда самостоятельно этот сорт выходит за рамки своих возможностей. Возможно, это пища для размышления для тех, кто экспериментирует с клонами и видами почв. Также как и в случае с мерло, я ценю  его доступность  и ощущение мягкости во рту. Но больше, чем простое сиюминутное  удовольствие, вино из этого винограда не приносит. Если только не в бленде. Но все же я был очень доволен присутствием разнообразных вин из бонарды на полках местных магазинов.

Кабрене фарн - с этим сортом играют многие аргентинские виноделы. И я, без сомнения, вижу большой потенциал у этого сорта. Климат в Аргентине без труда позволяет выявлять его пикантную особенности -  нотки болгарского перца, работая с концентрацией фенолов в созревающем винограде. Многие виноделы до сих пор воспринимают каберне фран как сорт, который используется исключительно для применения в блендах. Однако El Gran Enemigo 2009  от  Aleanna  демонстрирует те высоты, к которым можно стремиться, работая с этим сортом «в одиночку». Продолжая разговор о достижениях, мне хотелось бы отметить особый прогресс в работе с торронтесом.

 

У торронтеса очень большой потенциал, отмечает Марсело Пеллерити, но в Мендосе его растет совсем немного. Мы исследуем старые виноградники, засаженные торронтесом, в разных провинциях Аргентины, например, в Ля Риохе, в дополнение к тем, с которыми мы уже работаем в Сальте.  Сейчас появляется все больше стилей работы с торронтесом. И мы хотим избавиться от мифа, что хороший торронтес можно делать только из высококачественного винограда.

Конечно, примеров, когда лозы были чрезмерно обрезаны, а вкус все равно получался плоским и слабым, тоже достаточно. Между тем можно встретить много примеров прекрасных,  ярких, искрометных вин, живых и энергичных, с достаточной кислотностью и с насыщенным ароматическим букетом, не сильно уступающим гевюрцтраминеру.  И еще одно замечание: я уверен, что торронтес является отличным партнером для шардоне, дополняя его своей яркой индивидуальностью и жизнерадостностью (joie-de-vivre).

Петит вердо – пожалуй, также как и в случае с пино нуар, я искал на дегустациях односортовое вино, которое сможет побороть мои сомнения, но, к сожалению, есть одна причина, по которой петит вердо почти всегда используется в качестве «заправки» для блендов из красных вин. В ходе дегустаций мне встречались вина, с которыми проводилась тонкая работа, искусно выявляющая сортовые качества этого винограда (например, вина от Хуана Марко из Decero). Но есть в этом сорте что-то монотонное и скучное, что всегда заставляет меня искать ему яркого партнера для бленда.  

Мой  подход

Для создания моего первого отчета по аргентинским винам я выбрал такой подход, который позволил бы мне дополнять и дорабатывать его со временем.

Я начал дегустировать первые вина (около 500) еще в Лондоне совместно с организацией Wines of Argentina в мае 2012 года. Список вин для дегустации был составлен на основе каталога производителей, которые экспортируют свои вина в США, в него также вошли вина, которые обсуждались на страницах Wine Spectator и просто привлекли мое внимание. За полторы недели, проведенных в июле этого года в Мендосе, я продолжил дегустации, организованные Wines of Argentina, которые проводились в отеле Hyatt, все мои  вечера были отданы визитам на винодельни. Пару дней я выделил на то, чтобы совместно с одним из лучших аргентинских сомелье Андресом Розбергом (Andres Rosberg) проехаться по Мендосе в поисках небольших частных виноделен, продукция которых в будущем может заслужить особенного внимания.  

За время работы над этой статьей я попробовал около 1400 вин. Поездка в Мендосу дала мне возможность увидеть не только то, что лежит на поверхности, но и почувствовать подводные течения. В  особенности благодаря разговорам с местными виноделами. Да, многие из них уверены, что аргентинский мальбек пользуется большой популярностью. Но некоторые уже стали задаваться вопросом: а что дальше? Именно такие люди двигают вперед всю отрасль, их страсть к экспериментам и достижению максимального качества рушит многие барьеры. И именно они позже получают наибольшие дивиденды от проектов, которые поначалу многим казались просто безумством (сам факт того, что лучшие виноградники Аргентины растут на территории пустыни, уже является неоспоримым доказательством).  

Мой первый вывод: виноделы Аргентины и в особенности  Мендосы не должны жить только за счет успехов в прошлом. Необходимо постоянно удивлять потребителей, баловать их новинками. Причем еще до того момента, когда они начнут терять интерес к некогда любимому продукту. Я вижу, что в настоящий момент многие производители идут на поводу у потребителя. Да, это оправданная тактика коммерческих отделов. Но потребители всегда находятся в поиске. И виноделы постоянно должны быть начеку, опережая спрос. Аргентине еще не поздно выбрать такую стратегию.

Выбор собственного пути не означает, что каждая винодельня должна обязательно производить свое уникальное вино - икону собственного стиля. Мне не нравится слово «икона». Смешать две лучших бочки вина ( и что значит - лучшая в этом случае?), на 24 месяца отправить эту смесь на выдержку в новых бочках из французского дуба, потом разлить получившееся вино в тяжелые бутылки с единственной целью - создать вино, конкурирующее по цене другим «иконам». Это нельзя назвать формулой. Это сродни подходу, когда вино производиться под цену, а не цена подбирается для вина. К сожалению, я встретил слишком много одинаковых «икон», в которых отсутствовала душа, а цена, честно говоря, была слишком завышена. Особенно, это касается Аргентины, где так много отличных вин в ценовой категории ниже 25 долларов.

Если говорить о виноградниках, то тут очень остро стоит вопрос об ирригации. В этом году вершины Анд были «чуть покрыты снегом». Это нехороший знак. В такой местности, как Мендоса, где выпадает всего 200 мм осадков в год, без дополнительного полива виноградники просто-напросто погибнут. А благодаря ирригации, которая происходит за счет таяния горного снега, в Мендосе выживают 90% всех виноградников. Если предсказания о глобальном потеплении сбудутся, надеяться на снег уже не придется.

Переход к капельному орошению может спасти ситуацию. Я понимаю, что это не панацея. Многие виноделы говорили мне, что старые лозы создали свою корневую систему таким образом, чтобы достигать источника воды глубоко под землей. При переходе на новую систему орошения  эти деревья просто не смогут адаптироваться к ней.

Но реальность такова, что с недавнего времени в Мендосе вступили в силу государственные ограничения, которые запрещают бурить новые скважины. В этой ситуации  владельцы виноградников должны быть готовыми к новым ограничениям, в случае если они последуют, потому что вернуть к жизни лозу, засохшую от отсутствия воды, просто напросто невозможно. Я стал свидетелем обсуждений, в которых некоторые виноделы призывали своих коллег стимулировать рост корневой системы для достижения глубинных вод. Такой подход в будущем может принести выгоду. Со своей стороны отмечу, что я бы не стал делать это со всеми виноградниками.

 Позволю себе еще раз вернуться к теме блендов, поскольку я вижу здесь огромный потенциал для развития аргентинского виноделия.

«Мальбек может хорошо стареть, и с годами его характеристики только улучшаются, особенно когда мальбек смешивают и ко-ферментируют с другими сортами», - считает Марсело Переллитти». -  “Мальбек в бленде помогает подчеркнуть характер других сортов. В Monteviejo мы получили отличные результаты в ходе микровинификации коферментированных мальбека и каберне франа».

Еще раз повторю: нужно использовать мальбек в качестве базы и смешивать его с бонардой, сира и каберне совиньоном. В каких пропорциях? Здесь есть простор для экспериментов.  

Бленды могут стать для Аргентины тем ключом, который откроет новую дверь в мир благородных, живых, эволюционирующих вин. Но для этого нужно: а) заняться производством таких блендов и б) оставлять от каждого урожая достаточные запасы вина, чтобы затем проводить вертикальные дегустации.

И еще…Я понимаю, что мои слова прозвучат под стать заезженной пластинке, но аргентинским производителям нужно понижать содержание алкоголя.

Не нужно думать, что я советую производить зеленые, киселеподобные вина. Но если уж я заказываю в ресторане бутылку 750 мл и плачу за нее, будет лучше, если я смогу ее допить, чем оставлю выветриваться. Скромное  понижение на 0.5% или 1.0%  помогут получить более сбалансированные, питкие  вина, не нуждающиеся в добавлении винной кислоты.

«Мы сталкиваемся с этим комментарием достаточно часто, - говорит Андрес Розберг, - я не буду возражать, хотя считаю, что хорошие вина можно найти в каждой категории.  Но встречные аргументы можно услышать и со стороны аргентинских виноделов. Они говорят о том, что в Сальте, например, очень сложно создать вина с содержанием алкоголя менее  15% (так же как в северной Германии сложно встретить вина с алкоголем выше 13%). Можно ли в этом случае говорить о том, что содержание алкоголя - это неотъемлемая характеристика терруара? В прошлом году мы проводили конкурс Argentina Wine Awards. Судьи много говорили о снижении содержания алкоголя и использования нового дуба. В итоге среди победителей почти все вина оказались «с дубом и алкоголем».

Я знаю, что разговор о регулировании кислотности вызывает болезненнее ощущения. Но я должен признать, что первый раз за все время работы мои видавшие виды губы под конец рабочей недели в Мендосе кровоточили от концентрации винной кислоты.  Я подозреваю, что аргентинским винам всегда будет нужен контроль над кислотностью. Но нужно работать над ее минимизацией, вместо того, чтобы пожимать плечами и идти на поводу неизбежности ее использования.

Местным виноделам нужно выработать целостный подход  и начать анализировать свои вина от начала до конца: от состава почвы, где растет виноградник,  до появления вина в бокале. Всегда можно найти возможность натуральным путем понизить содержание алкоголя. В компании Zuccardi, например, работа с лозой придала их топовому вину Tito большую кислотность, в то время как другие виноделы ко-ферментируют кожицу каберне-франа и бонарды для создания сбалансированных вин. Удачная работа с клонами (как это делают в винном доме Casarena) также может привезти к удачным результатам в ходе естественного контроля кислотности вин.

Дуб. Пара слов уже прозвучала на этот счет в разговоре о винах-иконах. Мне показалось, что Мендоса «грешит дубом» намного больше, чем другие регионы Аргентины. В Мендосе считают: чем больше дуба, тем лучше.

Это большое заблуждение. К счастью, я познакомился со многими талантливыми виноделами, Маурисио Лорка (Mauricio Lorca) среди них, которые не переоценивают роль дуба и отдают предпочтение оптимальному подходу в его использовании, в зависимости от типа  и характера вина. Оптимальность может выражаться по-разному: от 0% до  100%.

Некоторые ленивые журналисты обвинили меня в том, что я выступаю против дуба. Это не так. Мое мнение заключается в том, что виноделы должны использовать дубовые бочки в зависимости от характеристик каждого конкретного вина. Вы же не шьете все костюмы по одной мерке. Никто не будет оспаривать или нивелировать успех хорошего вина, не содержащего дуба, если оно сбалансировано и содержит достойный комплекс вкусов и ароматов.

К тому же такой подход поможет многим винодельням сэкономить. Нельзя найти лучшего примера для этой дискуссии, чем подход компании Николаса Катены.  Главный энолог производства Алехандро Вихиль (Alejandro Vigil) сравнивает подход к использованию дуба в лучших винах от Catena  сейчас и 10 лет назад. Их флагманское вино 10 лет назад могло «похвастаться» 200% нового дуба. В то время как сейчас его использование снизилось до 60%.  И если сравнивать эти вина, то, без сомнения, их современный вариант отличается наибольшей экспрессивностью, индивидуальностью, и имеет больший потенциал к старению.

Мне показалось, что успех, который принес этому региону мальбек, заставил Аргентину вздрогнуть и сдвинуться с места. Отличное тому доказательство - результат работы таких виноделен, как   Clos de los Siete, O. Fournier и  Bodega Catena.

Поздравляю! Но что дальше? Если Аргентина сможет внедрять инновации, а я верю, что этот процесс уже начался, благодаря новому поколению виноделов, готовых на эксперименты, благодаря профессионалам, которые сотрудничают между собой и обмениваются опытом, тогда возможности у этого региона такие же безграничные, как и в наших мечтах.

12 потрясающих вин Аргентины

El Gran Enemigo 2009 – Bodega Aleanna
Alta Vista Single Vineyard Alizarine 2010 – Alta Vista  - купить в России вино 2007 года
Adrianna Vineyard Malbec 2009 – Catena Zapata
Amano – Remolinos Vineyard 2009 – Finca Decero
Quimay Red Blend 2010 – Manos Negras
Gran Opalo Blend 2008 – Mauricio Lorca
La Violeta 2008 – Monteviejo
Malbon 2010 – Passionate Wines
Cabernet Franc 2009 – Pulenta Estate
Imperfecto 2010 – Tres 14
Eolo Malbec 2008 – Bodegas y Vinedos Trivento купить в Росии
Field Blend 2010 – Zorzal Wines

12 выдающих вин (отличное сочетания цены и качества, цены SRP)

Inicio Malbec 2011 - Finca Agostina - $12.00 
Selection Malbec – 2011 – Chakana Wines - $25.00
Viognier 2011 – DiaMandes - $20.00
Hermanos Torront?s 2012 – Bodega Domingo Molina - $15.00
Tilia Bonarda 2011 – Bodegas Esmeralda - $11.00
Malbec 2010 – Grafitto - $22.00
The Apple Doesn’t Fall Far From The Tree 2010 – Matias Riccitelli - $18.00
Torrontes 2012 – Finca Las Nubes - $18.00
Limited Edition Cabernet Sauvignon 2010 – Pascual Toso - $15.00
Recuerdo Torrontes 2011 – Vines of Mendoza - $15.00
Gran Terroir Pinot Noir 2011 – Zorzal Wines - $22.00
Zuccardi Serie A Torrontes 2011 – Familia Zuccardi - $15.00

 

Посмотреть рекомендации по аргентинским винам в России

Источники: www.eroberparker.com, www.losandes.com.ar, pda.korrespondent.net

 



Комментарии (0)


Оставить комментарий






Введите текст с картинки:


Текст сообщения:



© 2018 WaysOfWine. E-mail: info@waysofwine.com, тел.: +549 1133-99-7217