Как полузабытый сорт принес всемирную славу аргентинским винам.

Список меток: мальбек (58), Мендоса (46), вина (34), дегустация (27), новости (23), виноделы (22), статьи (22), винный тур (17), Achaval Ferrer (16), Catena Zapata (13), все.

Статья Дениса Руденко

Только в сказках герои обретают славу, богатство и почести в один момент благодаря чуду. В реальной жизни за каждым превращением Золушки в принцессу сокрыты и условия для этого, и самое главное – годы упорного труда.

От упадка к возрождению

Наша история начинается с небывало холодной зимы 1955-1956 годов. Тогда во французских винных регионах Бордо и Каорпогибли почти все виноградники сорта Мальбек. Некогда из Мальбека делали знаменитое «черное вино» Каора, ввоз которого в Россию для церковных нужд со времен Петра Первого породил у нас спрос на так называемый «кагор»[1]. До эпидемии филлоксеры в последней трети XIX столетия Мальбек играл большую роль в виноделии и на Правом берегу Бордо[2]. Однако после бедствий конца XIX и середины XX веков площади, засаженные этим сортом, резко сократились, его заменили другие сорта, прежде всего, Мерло. Во второй половине прошлого века Мальбек оказался почти забыт: на французской родине перед ним возникла угроза исчезновения.

Сегодня все обстоит совсем иначе. На мировом винном рынке Мальбек находится если не в зените славы, то, по крайней мере, на пути к нему. Плотные, чрезвычайно густоокрашенные вина с ароматами вишни и сливы невероятно востребованы в США – на наиболее крупном винном рынке мира, где в течение нескольких недавних лет продажи Мальбека росли на десятки процентов в год. Но это Мальбек уже не из Франции, а из Аргентины. Именно аргентинский Мальбек стал мировым эталоном вин из этого сорта, он купается в лучах славы. Одновременно аргентинский Мальбек – лицо национального виноделия и локомотив его развития. Сорт, утративший популярность у себя дома, оказавшийся на грани выживания, возродился как птица Феникс в далекой латиноамериканской стране.

Медленное долгое начало

Как и в соседней Чили, виноделие в Аргентине появилось вместе с приходом испанских завоевателей в XVI веке. Хотя принесенные ими сорта были малоценными, благоприятные условия поблизости от Анд, прежде всего, в провинции Мендоса, привели к подъему виноделия и виноторговли еще в колониальный период. Производители и торговцы вином из нее стали заметной частью элиты Ла-Платы. .

Высококачественные французские сорта Мальбек, Мерло и Каберне Совиньон появились в Аргентине в 1860-е годы благодаря президенту страны и знаменитому мыслителю Доминго СармьентоНасаждение французских сортов винограда в Аргентине для него было небольшим, но логичным элементом его программы тотальной замены испаноамериканского «варварства» на западную «цивилизацию». По указанию Сармьенто французский агроном Мишель Пуже привез лозы этих сортов из Бордо и массово высаживал их в предгорьях Анд в рамках программы развития виноделия. Природно-климатические условия региона прекрасно подошли для Мальбека, который стали культивировать виноделы, в эту эпоху иммигрировавшие в Аргентину из Франции, спасаясь от эпидемии филлоксеры.

Впрочем, долгое время Мальбек не пользовался особой славой на новой родине и тем более за ее пределами. Аргентина производила большое количество вина, но довольно низкого качества, которое почти полностью потреблялось внутри страны. Это положение дел стало меняться только в 1990-е годы, когда передовые аргентинские виноделы начали серьезно работать и над качеством своей продукции, и над расширением ее экспорта.

Причины успеха

История восхождения Мальбека от забвения к славе началась в 1996 году. Николас Катена, чья семья владела винодельней в Мендосе на протяжении нескольких поколений, решил произвести из этого сорта вино, которое бы принципиально отличалось от основной массы вин на внутреннем рынке. Поставив себе цель выйти на рынок США, Катена и его главный винодел Пол Хоббс отказались от традиционного для Аргентины грубоватого, деревенского стиля вина, использовав все популярные на тот момент идеи и техники винификации. Выдержанное 12 месяцев в новых французских бочках, не фильтрованное, мощное, черное до непрозрачности вино было выпущено в продажу только через 3 года после урожая, с ценником на уровне ведущих классифицированных вин Бордо.

Позднее Николас Катена высказывался об этом так: «Тот урожай, 1996 года, это был момент, когда я открыл Мальбек». И если в этих словах и есть какая-то доля преувеличения, то не слишком значительная: ведущий американский винный журналWine Spectator выставил вину первого же урожая оценку в 92 балла, что являлось высшим баллом мировой критики, когда-либо полученным до того не только Мальбеком, но и в целом аргентинским вином.

Успех Катены способствовал появлению ряда последователей и сторонников. В 1999 году Пол Хоббс, который был также известным виноделом в родной Калифорнии[3], становится одним из собственников новой винодельни Cobos. Так же, как во времена золотой лихорадки, когда золотоискатели пристально следили за перемещениями своих соседей и двигались вслед за ними, за Хоббсом в Аргентину потянулись и другие «знаковые» фигуры мирового виноделия.

Аргентинский экономический кризис 1999-2002 годов, который сопровождался резкой девальвацией национальной валюты, привел к существенному снижению стоимости рабочей силы и земли в Мендосе. В результате иностранные инвестиции в аргентинское виноделие заметно выросли, а сама отрасль вступила в активную борьбу за внешние рынки. Для примера, если в середине 1990-х годов экспорт аргентинских вин в США был крайне мал, то уже к 2002 году объем поставок составил почти 11 миллионов литров в год. Правда, несмотря на лестные оценки прессы, доля Мальбека в этом объеме все еще не превышала 15%. Виноделы Аргентины, как и ихчилийские коллеги, делали основную ставку на хорошо известные и популярные в США сорта вроде Шардоне и Каберне Совиньона.

Счастливый билет, наконец, выпал Мальбеку тогда, когда он привлек к себе внимание ведущего мирового винного критика Роберта Паркера. В сентябрьском номере Food and Wine Magazine за 2004 год вышла его статья, в которой он дал 12 прогнозов на развитие мирового винного рынка в краткосрочной перспективе. Среди предсказаний Паркера было обещание того, что к 2015 году Мальбек прочно утвердится в сознании любителей вина всего мира как один из величайших сортов, способных давать эксклюзивные вина.

И, как это обычно и бывает после проявления благосклонности со стороны Паркера, объект его внимания переживает невероятный всплеск интереса со стороны американских потребителей вина. За следующие 6 лет (до 2010 года) объемы экспорта Мальбека из Аргентины в США увеличились более чем в 7 раз, составляя в итоге почти 40 миллионов литров или 60% от всех поставок.

Аргентинские виноделы массово начали производить Мальбек в стиле, соответствующем вкусу Паркера. В мире сорт быстро стал синонимом высококачественного аргентинского вина, подобно тому, как несколько раньше в синоним австралийского виноделия превратился Шираз. Многие критики сходятся во мнении, что Мальбек из Аргентины – мировой эталон вина данного сорта. На волне ажиотажа вокруг аргентинского вина оживляется интерес к Мальбеку из Франции[4]. Золушка винного мира наконец-то стала принцессой – благодаря этому Аргентина вошла в число ведущих стран-производителей качественного вина.

Превратится ли карета в тыкву?

В последние 2-3 года, несмотря на всю доброжелательность критики и расположение потребителя, темпы роста продаж Мальбека в США заметно снизились, хотя по-прежнему составляют рекордные десятки процентов в год. Вероятность того, что прогноз Паркера сбудется в полной мере в установленные им сроки, выглядит не слишком большой.

В чем же дело? Согласно данным американских ритейлеров, более 75% физических объемов продаж вина в рознице США приходится на ценовой сегмент «до 10 долларов за бутылку», в то время как средняя цена на бутылку аргентинского Мальбека сегодня уже находится в более высоком диапазоне от 10 до 15 долларов.Себестоимость хита аргентинских виноделов неизбежно растет в силу целого ряда причин.

Винодельческие районы Аргентины расположены на большой высоте в предгорьях Анд, где часто случается град, который ежегодно уничтожает 10-15%, а то и больше от общего объема урожая винограда. В 2012 году град стал причиной снижения сбора урожая в стране с 2,9 до 2,2 миллионов тонн, причем качество сохранившегося винограда было значительно ниже, чем обычно. В настоящее время значительная часть аргентинских виноградников защищена массивными пластиковыми сетями, отбивающими наиболее крупные градины. Эта вполне действенная технология, которая, однако, заметно удорожает первоначальное обустройство и дальнейшее поддержание виноградника.

Серьезной преградой для дальнейшего увеличения популярности Мальбека в мире может оказаться и недостаток предложения. Мендоса, основной винодельческий регион Аргентины, уже близка по площади посадок к предельной величине, определяемой по потребности виноградников в орошении и годовому стоку рек, текущих со снежных Анд. Сейчас проблема ирригации еще не встала перед аргентинскими виноделами в полный рост, однако серьезно рассматривается как еще один фактор риска, способный внести свой вклад в цену вина.

На природные трудности накладываются социальные. Аргентина страдает от высокой инфляции[5], которая в сочетании с жестким валютным регулированием и 5% экспортной пошлиной существенно сказывается на итоговом росте цен на вино. Наконец, ряд экспертов указывает на рискованность ставки на единственный сорт Мальбек и один рынок в США. В случае снижения интереса к Мальбеку аргентинские виноделы могут попасть в сложное положение подобно тому, как в нем оказались их коллеги из Австралии, когда несколько лет назад американские покупатели стали уставать от их мощных вин из сорта Шираз. В то же время попытки сделать Мальбек столь же популярным в Европе, как и в Америке, пока не принесли аргентинцам сопоставимого успеха.

Тем не менее, аргентинские виноделы не теряют оптимизма. Сантьяго Ачавал, ведущий винодел одной из известнейших виноделен говорит об этом так:

«Мы будем расширять географию поисков подходящих мест для новых посадок Мальбека, доставляя потребителю как можно больше разнообразных стилей этого в высшей степени благородного сорта. В то же время мы постараемся дополнить наш ассортимент и другими сортами, например Торронтесом, Шардоне и Совиньон Бланом. Но Мальбек есть и останется нашим флагманом – это сорт, из которого мы делаем лучшие по качеству вина, на которые только способны».


[1] Следует отметить, что французский каор имеет мало общего с тем сладким вином, которое принято у нас называть «кагором». Вино из Каора сухое, очень темного цвета и с четкой структурой. Благодаря этим качествам его было выгодно использовать для причастия. Такое вино можно было сильно разбавлять водой без окончательной потери красного цвета и вкусовых качеств.

[2] В регионах Сент-Эмильон и Помроль.

[3] Он был главным виноделом на винодельне знаменитого винного магната Роберта Мондави, отвечая за производство «иконы» калифорнийского виноделия – вина Opus One.

[4] Сегодня площадь посадок Мальбека в Аргентине (приблизительно 50 тысяч гектаров) почти в 10 раз превосходит площадь посадок этого сорта во Франции.

Источник: terra-america.ru

[5] По официальным данным – около 15% в год, по оценкам независимых экспертов – 20-25%. 

 



Комментарии (0)


Оставить комментарий






Введите текст с картинки:


Текст сообщения:



© 2018 WaysOfWine. E-mail: info@waysofwine.com, тел.: +549 1133-99-7217